Прятки с дьяволом. Глава 2

Мертвые
19.06.2015
Лагерь "Спартак" или девочка с ножом
19.06.2015

[hide]Источник[/hide]

Автор — Rayna.******

— Кто так решил пошутить?! — зло бросил он.
— Не думаю, что кто-то будет так глупо шутить, — Рома подошел к нему и точно так же бесполезно пытался открыть дверь.
— Тоже мне мужчины! — возмутилась Света. — Давайте вместе.
И все принялись пытаться открыть дверь. Ребята даже начали стараться выбить ее, но все безуспешно.
— Зачем мы штурмуем дверь?! Давайте через окно выйдем, — и я пошла к ближайшему окну.
Я попыталась найти как открыть окно, но никакой ручки или щиколотки не нашла, дальше пошли кулаки, но оно не поддавалось, схватив рядом стоящий стул, со всей силы ударила по стеклу, но оно не треснуло ни на грамм.
— Такого не может быть!
И опять ударила в окно, снова и снова.
— Я ничего не понимаю! Это же стекло, почему оно не бьется?! Что за черт?!
Парни все продолжали бороться с дверью, Света с Машкой осматривали окна.
— Думаю, и с остальными окнами во всем доме так же, — констатировала Маша, постучав по стеклу рядом стоящей вазой.
— Возможно, но все же нужно проверить.
Все начали разбредаться по дому в поисках выхода.
У меня все не выходила из головы та записка, я просто была уверена, что вчера ее там не было! И теперь это: ни через дверь, ни через окно не выйти. Все это странно. Со своими мыслями я не заметила, как забрела в небольшую гостиную. Осмотрев окна, не найдя никакой другой двери, я повернулась, чтобы выйти, как увидела на столике лист бумаги, такой же потемневший, словно от старости, как и тот, что в комнате. Схватив его в руки, бегло прочитав, я побежала обратно к парадному входу.

— Народ, кто-то еще получал записки в комнатах? Мы с Ромой нашли такую приколотую на двери.
— И у нас было, — подтвердили девочки, парни тоже сказали что видели, но значения не придали.
— Смотрите, что я нашла.
И отдала лист Андрею. Он начал его зачитывать.

«Еще раз приветствую вас, мои дорогие! Поскольку вы у меня в гостях, я не могу допустить, чтоб вам было скучно у меня. Поэтому я, как радушный хозяин, буду вас развлекать. Я придумал замечательную для нас игру «Прятки», в которую мы с вами сыграем! Надеюсь, понравится, и вам не придется скучать. Правила игры очень просты. Вы прячетесь, а я вас ищу. Игра начинается каждый день ровно в 12.00, до этого времени вы должны успеть найти себе место, так как с этого времени я начинаю вас искать. Каждый день я буду находить по одному человеку, тот, которого я нахожу, автоматически выбывает из игры, и так до последнего, пока не останется один.
Как вы уже успели заметить, из дома не выйти, прошу прощения за неудобства, сами понимаете — не хочется портить игру. Так что соблюдайте правила, не пытайтесь выйти из дома и все будет хорошо, а за нарушения правил игры будут наказания.

Велиар».

— Бред какого-то маразматика! — возмущалась Света. — Нет, ну сами подумайте: кому в своем уме придет такое в голову?! Наверное, живет тут старичок, вот и решил так прикольнуться от скуки!
Мой взгляд упал на напольные часы, на них указывалось, что уже 11.46.
— Ребят, как бы бредово все это ни звучало, но посмотрите на время.
— И что, ты предлагаешь нам действительно прятаться?! — фыркнул Паша.
— Мы что, действительно пойдем на поводу у чокнутого?! Да и что он нам сделает?! — продолжала распыляться Света
— Действительно! — согласился с ними Андрей. — Не будем заниматься ерундой! Пусть он сам с собой развлекается.
Возможно, ребята правы, не стоит принимать такое всерьез. Собственно, что он может нам сделать.

«Ку-ку, ку-ку, ку-ку».
И все повернули головы в сторону напольных часов
«Ку-ку, ку-ку, ку-ку… Прячьтесь», — сказала кукушка противным голоском.
Подул ветер, и в нем тихо, словно шелест, прошелестело:
«Кто не спрятался, я не виноват».

— Что за…
Вдалеке послышался скрип полов и чьи-то шаги.
Мы все стояли замерев, прислушиваясь к каждому звуку. Было слышно, как двери открывались и закрывались. Никто не произнес ни слова, мы словно все замерли в ожидании чего-то.
Опять подул ветер. Занавески на окнах развеялись, хотя в доме ж все закрыто! И все стихло… тишина. Я слышала только свое дыхание.

— Аааааааа…… нет, не надо, умоляю… нееет…

Крик разрушил эту гнетущую тишину. Я оглянулась на друзей: все ли здесь, но не увидела одного.
— Паша… где Паша?
— Это его голос, я это знаю, — сказав это, Рома двинулся бегом к лестнице: именно оттуда, со второго этажа доносился крик.
На середине лестницы его догнал Андрей и начал его удерживать.
— Постой, если этот псих действительно существует, нам опасно туда идти.
— Я его не могу там бросить, это мой брат. И нас шестеро, что против нас один псих?!
— Может, и нет никакого психа, просто Паша мог упасть или что-то еще, а может, привиделось? Тоже бывает, — пыталась так я себя успокоить, —
Андрей, он прав, мы должны пойти и посмотреть что с ним, вдруг ему нужна наша помощь, — сказав это, я стала подниматься на второй этаж. Светка с Машкой стали идти за мной.
— Ладно, — сдался Андрей и перестал удерживать Рому. — Вы правы, может, действительно ничего страшного там нет.

Мы шли по длинному коридору, заглядывая в каждую комнату и осматривая ее. Дошли до последней.
Рома открыл дверь и вошел первый, это была обычная спальная комната, как и все остальные.
— Эта та комната, в которой сегодня ночевал брат, — он подошел к кровати, и поднял с нее лист. Там было всего два слова:
«Первого нашел».
Рома выронил лист из рук.
— Нужно обыскать весь дом: он должен быть где-то здесь.

И мы все опять разбрелись по дому, обыскивая каждый угол. Мы осматривали в основном первый этаж, так как второй уже смотрели. Обыскав все и ничего не найдя, я вышла опять в холл. Все мы потихоньку сюда собирались. И никто из нас не нашел Пашу.
— Черт, черт, черт. Нужно найти этого психа, он знает, где Паша, он должен быть где-то здесь, — кричал Рома и крушил все вокруг.
К нему подбежала Света.
— Остановись, посмотри — ты сбил руки, у тебя кровь.
Он прекратил и молча посмотрел на нее, потом на свои руки.
— Сейчас, у меня в сумочке был где-то антисептик, — порывшись в сумке, Света извлекла оттуда бутылочку и сбрызнула содержимым руки Ромы.
— Мы осмотрели весь дом, каждый в нем угол, здесь никого нет, кроме нас! — уверенно сказал Андрей.
— Он не мог исчезнуть! Не мог! — выкрикнул Рома.
За всем этим никто не заметил что на двери опять было для нас послание. Я подошла, сорвала его и зачитала вслух.

«Друзья, вы меня разочаровываете, ведь так играть не интересно. Никакого азарта! Мне ведь так скучно. Я вас предупреждал: за нарушение правил будут приниматься меры. Так вот: за то, что вы меня не послушали и не прятались, теперь я буду забирать не по одному в день, а каждого, кого найду. Так что советую вам прятаться лучше, вы же не хотите меня разочаровать? Да и не советую вам пытаться выйти отсюда, меня это очень, очень разочаровывает. А этого лучше не делать. Когда я расстраиваюсь, я становлюсь злым, не думаю, что вам это понравится.

Велиар».

— Да он сумасшедший! — высказалась Маша.
Повертев листик, я у,видела что это не все.
— Здесь еще на обороте написано.

«П.С. И чтоб прекратить ваши бесполезные попытки к бегству, я решил вам показать, насколько правильнее будет соблюдать правила игры. Спуститесь в подвал, честно, я очень не хотел этого делать, но по-другому вас не убедишь. Виноваты в этом только вы: не нужно было нарушать правил, за этим всегда следует наказание».

Как только я закончила читать, Рома первым побежал к подвалу, и мы все последовали за ним. Действительно, мы все в доме осмотрели, кроме подвала, его обходили стороной.
Там было темно, только в углу был почему-то зажжен канделябр. Мы спускались по узкой лестнице. Подойдя ближе, где было немного освещено, мы увидели лежащую фигуру на полу. Рома присел и осторожно повернул его лицом вверх — свет падал на окровавленное тело, это был Паша.
Я отшатнулась, стало дурно, и начало не хватать воздуха.
— Аах… — и Света упала в обморок, благо, Андрей успел поддержать ее и взял на руки.
По лицу Ромы текли слезы. Он просто не мог поверить, что это не шутка, что все это на самом деле сейчас происходит с ними, что это правда, и его брата больше нет.
Все это казалось каким-то нереальным сном, и стоит только проснуться — и весь этот кошмар закончится… Но это был не сон, это было действительно наяву, происходило здесь и сейчас, с нами.
— Это бред, это невозможно, нет, не может такого быть, — шептала Маша, она была в шоке, да мы все не могли в это поверить. Она выбежала из подвала, я пошла за ней. Подбежав к парадной двери, она колотила ее и оседала на пол, всхлипывая и тихо прося:
— Выпустите… выпустите отсюда… не могу… нет… — и затихла окончательно, сев на пол и облокотившись о дверь.
— Тссс, тихо все будет хорошо, — я присела возле нее и попыталась ее успокоить.
— Мы найдем выход, и все выберемся отсюда, не плачь.
Послышались шаги, недалеко остановился Андрей.
— Я уложил Свету на кровать, она уже пришла в себя. Но там Ромка над братом, я не знаю, что с ним делать.
— Ты лучше попробуй его оттащить оттуда, все равно мы уже ничем Паше не поможем. А я пока успокою Машу.
— Хорошо, попробую, — и Андрей зашагал прочь.
— Ну все, хватит плакать, — обратилась я к Маше. — Вставай, нечего сидеть на холодному полу, еще простудишься, пошли где-то присядем.
Нехотя Маша поднялась и мы вместе зашли в первую попавшуюся комнату, я уложила ее на диван.
— Подожди, сейчас приду, у меня где-то было успокоительное.
И вышла из комнаты, пытаясь вспомнить, где же оставила сумку. Нашла ее в коридоре, недалеко от кухни. Не знаю почему, но решила заглянуть туда. Тут было пыльно, впрочем, как и во всем доме. Интересно, есть ли вода? Так как, насколько я помню, у меня оставалось всего полбутылки минералки, а этого вряд ли надолго хватит, учитывая, что не известно, насколько мы тут застряли. Открутив кран, я обрадовалась, что побежала вода, и притом была чистой. Тут вспомнила, что надо ж к Машке, а я тут кухню рассматриваю. Закрутив кран, быстро побежала к ней. Она уже успокоилась и не плакала. Я протянула ей таблетку с водой.
— Спасибо, — сказала Маша и запила лекарство.
Мне хотелось посмотреть как там Рома, но я понимала, что ее оставлять саму не лучший вариант. Но она быстро уснула, и я отправилась на поиск Андрея с Ромой.
Нашла я их быстро, они сидели в столовой. Рома сидел, схватившись за голову, и смотрел невидящим взглядом в пространство, Андрей заметил меня стоящей в дверях и махнул рукой, чтоб проходила.
Осторожно прошла и села, боясь потревожить Рому. Я не знала, что ему сказать, как утешить, чем помочь. В такой ситуации сложно что-то говорить.
— Рома, — осторожно начала я, — я понимаю, что тебе сейчас трудно, но нужно взять себя в руки и найти силы. Как бы это ни было ужасно, но мы ему уже ничем не поможем, а мы пока живы и нужно думать об этом. Нам нужно выбираться отсюда, сейчас не время для того, чтобы убиваться.
Все я это пыталась донести до него. Надеюсь, он меня понял, так как вышел из прострации и взглянул на меня.
— Да ты права, прости.
Видя, что Рома немного пришел в себя, Андрей начал вклиниваться в разговор.
— Что мы имеем?! Психа, который жаждет поиграть нашими жизнями. Сейчас… — он взглянул на свои часы, — почти 16 часов, и до начала следующей игры у нас есть 20 часов, за это время мы должны что-нибудь придумать, найти какой-то выход.
— Что именно? — поинтересовалась я. — Мы уже облазили весь дом и каждый в нем угол, выйти невозможно, и никого не нашли, хотя кто-то здесь есть, кто-то, кто нас запугивает, находя в этом извращенное развлечение. Но мы его не можем найти!
— Получается, мы должны принять правила его игры? — Андрей посмотрел на меня в упор, приподняв вопросительно бровь.
— Я не знаю! Говорю лишь о том, что мы ничего не имеем. Мы не знаем, кто он, и как выбраться из всего этого. И у нас меньше суток, чтоб разобраться.
— Думаю, нам не следует ходить по одному, вместе безопасней.
— Тогда нам нужно к Маше со Светой, они одни. Маша в соседней гостиной, — я уже обращаясь только к Андрею. — А где ты Свету положил?
— На втором, сразу в первой комнате, они в ней со Светкой и ночевали.
— Тогда Машу перенесем туда, все-таки вдвоем будут, не так страшно, да и на кровати спать удобней, чем на диване.
Мы начали уходить, но Рома так и не двинулся, сидел, как истукан.
— Ром, пошли давай.
— Я здесь посижу.
— Мы же договорились, что не будем оставаться по одному, вместе безопасней. Ты вообще слушал, о чем мы говорили?! Или уже забыл? — поинтересовалась у него.
— Ладно, встаю, — и медленно пошел следом за нами.
Андрей перенес спящую Машу в комнату к Свете. Уложил ее рядом, накрыл одеялом и вышел, тихо закрыв за собой дверь. Я и Рома ждали его у лестницы. На Ромку жалко было смотреть: он стоял хмурый и осунувшийся, взгляд был полный грусти. Мне хотелось ему чем-то помочь, как-то взбодрить, убрать его печаль. Но я не знала как, что нужно говорить и делать в таких случаях, и от этого было еще паршивей. Хуже всего, что тело нашего друга лежит там, в подвале, обезображено, и мы ничего не можем сделать, даже похоронить его по-человечески.
Андрей подошел к нам.
— Так, что мы будем делать?
— Я не знаю, ни черта не знаю и не понимаю! Может, здесь есть какие-то скрытые комнаты или подземные ходы?! Все-таки дом старый, в те времена это было обычное явление. Но мы уже осмотрели весь дом и ничего, никого, кроме нас, здесь нет.
— Ты права, — Андрей потер лоб и тяжко вздохнул, — получается, нам остается только играть?
— Получается.
Мне самой это не нравилось, но другого выхода я не видела. Мы взаперти, и выбора у нас нет, придется играть и следовать правилам, но попытки выбраться отсюда мы, конечно, не оставим. А то так перебьет нас всех по одному.
— Тогда я пойду к девочкам, не хочу их оставлять одних. Устал я, сдвину там кресла, смогу как-то отдохнуть и поспать.
— Да, конечно, — согласилась с Андреем. — Мы с Ромой тоже пойдем, ляжем в соседней комнате.
И разошлись.

Ни я, ни Рома не произнесли ни одного слова, просто молча зашли и легли, даже не укрываясь, поверх одеяла. А что говорить? Сказать-то особо нечего. Да и говорить не хотелось. Рома быстро уснул, а я все лежала, уставившись в потолок. И все мысли были, если бы… если бы Паша не отошел, если бы мы не заходили в этот дом, а просто вернулись, пусть бы и заблудились, но во всяком случаи было бы лучше, чем то, что сейчас. Если бы не та машина, из-за которой произошла авария, и если бы мы вообще не поехали на этот дурацкий матч! То все было бы по-другому, не было бы всего этого. Ни дома, ни больного маньяка, Паша был бы жив, и мы бы все спали дома, каждый в своей постели. Если бы… Понимаю, что глупо об этом думать, время назад уже не вернешь. Надо думать о том, как выбраться отсюда, остаться живыми, это сейчас главная задача. Но в голову не приходили дельные идеи. Поворочавшись еще немного в кровати, я крепко уснула.