Вечные спутницы. Глава 6

Гора мертвецов (Перевал Дятлова) и файл 2259.wav
19.06.2015
Сила мысли
19.06.2015

[hide]Источник[/hide]Глава 6

В эту ночь спать я не ложилась. Точнее не спать, а просто подремать, ибо спать я, увы, не умею. До часу ночи мы болтали с Мэттом, сидя у меня на кухне, а потом он уехал домой, оставив меня вдвоем с Фаршем, который наотрез отказался возвращаться к хозяйке. Весь день я провела в состоянии эйфории, удивив учеников невиданным доселе шквалом пятерок. Все во мне буквально пело! Я влюбилась! Прямо самой противно! Я влюбилась!

327 век до нашей эры. Бактрия.

Я с трудом дождалась темноты. Вот уже месяц, как под сводом ночного неба я всецело забывала о прежней жизни. Я забывала о Берд, всецело становясь Роксаной. Я жила, весь день мечтая о той минуте, когда утихнут голоса слуг, боящихся разбудить хозяев, исчезнут их шаги и все погрузится в безмолвие.

Сегодня я с трудом дождалась этого заветного мига. Стараясь двигаться как можно тише, я облачилась в огромный бедный плащ, скрывающий мое лицо под глубоким капюшоном, и на цыпочках вышла из комнаты.

Короткими перебежками я добралась до тайного хода и, уже не таясь, спустилась в отцовский сад, где меня уже ждали. На моем спутнике был такой же простой плащ, делавший его похожим на нищего. Боги, я ведь и сама выгляжу не лучшим образом. Мужчина взял меня за руку и мы вместе, никем незамеченные, вышли из сада в город.

Какое же пьянящее это чувство — свобода! За спиной словно два крыла и плевать что мне, бессмертной, эта свобода лишь кроха от того, что я имею — способность распоряжаться своей смертной жизнью гораздо важнее.

— Опа, кто тут у нас, — преградили нам путь двое мужчин. С первого взгляда я узнала в них пьяных Неарха и Кассандра.

— Посмотрим… – Пошатываясь, Неарх приблизился к моему спутнику и сорвал с него капюшон. В следующее мгновение оба пьяницы рухнули на колени, мгновенно протрезвев.

— Повелитель…

— Что ж вы так неловко падаете? — Улыбнулся Александр. — Живо в дворец, жертвы Диониса.

Греки тут же вскочили с колен и, поклонившись, рванули в указанном направлении.

— Боги, теперь они все расскажут отцу, — испугалась я.

— Не расскажут! — уверенно отозвался любимый. – Впрочем, и в противном случае это было бы не страшно.

— О чем это ты? — не поняла я.

— Твой отец уже в курсе наших встреч.

— Что?

— Я сам рассказал ему перед тем, как попросить своей руки.

— Что? — опять повторила я, не в силах поверить услышанному.

— Ты против? — На лице царя мелькнула тень беспокойства и неуверенности. – Конечно, я сперва должен был поговорить с тобо, но…

— Тише. — Я приложила палец к его губам. — Я не против. С тех пор, как я услышала о тебе я мечтала об этой минуте. Мое сердце с тобой, Александр, мой любимый, мой царь, и будет с тобой всегда, чтобы с нами не произошло. — Я дотронулась его груди и почувствовала быстрые удары сердца. Боги, сделайте так, чтобы оно билось вечно. Нет ничего приятнее моему уху чем его стук. — Я люблю тебя. Люблю так сильно, что готова отказаться от всего, что было и есть в моей жизни, что даровано мне свыше, чтобы просто всегда быть рядом.

— Я готов сказать то же. — Он улыбнулся и нежно, словно еще не веря в случившееся, поцеловал меня, и я буквально задохнулась от охвативших меня чувств. Вот оно счастье! Можно ли любить сильнее? Нет! Кажется, еще чуть-чуть — и сердце не выдержит, остановившись раз и навсегда. Вот он рай.

Наши дни.

— Берд… – Чей-то тихий голос позвал меня. Я оглянулась по сторонам, но не заметила никого, кто мог бы окликнуть. Что происходит? — Берд…. — Повторил все тот же голос. — Мне надо с тобой поговорить.
Ерунда какая-то. Я поднесла к уху мобильный, делая вид, что отвечаю на звонок — нечего привлекать к себе внимание прохожих.

— Кто это?

— Тайрин.

— Что?! — Я вновь повернулась, но опять же никого не заметила. — Что ты от меня хочешь и отчего все эти фокусы?

— Мне надо с тобой поговорить, а после вчерашнего…

— Ладно, можешь не бояться, — вздохнула я. После выходки с Генрихом Тайрин всегда старалась пропасть так или иначе из поля моей видимости.

— Видишь парк? Зайди в него и иди вдоль центральной дорожки до старого дуба, туда редко кто заходит и нас не потревожат.

— Кому-то давно пора перестать читать детективы, — фыркнула я, однако последовала указаниям подруги. Когда я дошла до места, Тайрин была уже там. Выглядела она, надо признать, просто паршиво. Мне давно не приходилось видеть ее в таком состоянии. В последний раз — вскорости после знаменательной двойной казни очистительным огнем.

— Что случилось? — Испугалась я и присела рядом с ней на траву.

— Скарпер… — Тайрин шмыгнула носом, а потом внезапно разрыдалась в голос. — Скарпер пропала.

— Подожди. — Я повернулась к ней. — Что значит пропала? И откуда сведения?

— Ко мне пришел Эрнест. Они там изобрели какое-то сверхзелье, позволяющее не только абсолютно вселятся в готовое тело, но еще и стирать память до естественной смерти самого тела, позволяя бессмертному прожить простую жизнь, даже не зная о своем истинном облике. Что-то пошло не так и Скарпер вселилась не в то тело, что приготовили для нее Альфонсо и Эрнест, и теперь они не могут ее найти.

— Что значит… не могут? — Осеклась я, осознавая, как влипла подруга.

— То и значит, что поисковики не работают. Они уже сто раз пробовали, но все без результата. Что нам делать?

— Не знаю. — Я буквально схватилась за голову. — Я понятия не имею.

1536 год нашей эры. Лондон.

— Это уму непостижимо! — Я швырнула в Генриха сорванной с головы короной. — Ты обвиняешь меня в неверности?! После всего?! Ты спятил!

— Я король! — взревел муж и влепил мне очередную пощечину. — Ты же — простая девка! Зачем я развелся с Катериной? Вот кто мне никогда не врал!

— Не врал?! Не врал?! Да ты ничего не знаешь о вранье, король! Ты сам окружаешь себя льстивыми глупцами и выслушиваешь их пропитанные лживым ядом речи. Я никогда тебе не изменяла!
Я вырвалась из его рук и подошла к окну. Надо было уходить раньше. Надо было покидать это тело, как только король развелся с Тайрин, а не ждать не пойми чего. Я ведь совсем его не люблю. В нем нет силы, которая была в Александре и Чезаре. Он политик, но не владыка. Теперь же мне не уйти — король зорко следит, чтобы жена не покончила с собой. Даже приказал фрейлинам дежурить у моей кровати. Но главное — он запретил мне встречаться с дочерью. Почему судьба так жестока к моим детям? Лиз… Моя маленька Елизавета, мое сокровище.

— Я намерен развестись с тобой.

— Что?! — Я резко обернулась. Полы платья задели пол. — Тебе больше не дадут развода.

— Почему? — Он ухмыльнулся. — Я король. А ты меньшая королева, чем Катерина.

— Так ты скучаешь по ней? — Надеюсь, Тайрин об этом никогда не узнает.

— Я скучаю по тому времени, когда считал женщин верными и благопристойными. Теперь я знаю что это ложь.

— Что-то ты слишком часто употребляешь это слово. Может оттого, что и сам лжешь себе?

— Мерзавка!

— Я не соглашусь на развод. Если будет нужно, я обращусь к народу Англии и расскажу о том, как их король нарушает божьи заповеди в угоду своим низким похотливым желаниям. Возьми новую фаворитку!

— Я хочу новую жену! А если ты сделаешь хоть что-то против меня и моей власти я казню тебя.

— Напугал, — я ухмыльнулась. Если бы не Лиз, то плохо бы сейчас пришлось королю. Убить я бы его в любом случае не убила, но отпор дала. Вот только теперь от этого больше пострадает дочь, нежели Его Величество.

— Значит, ты выбираешь смерть… — заключил он с особой интонацией. — Что ж, мне так лучше. То-то народ потешится.

— Он уже тешится — над тобой. А теперь пошел вон. — Я резко повернулась и сама же направилась к двери. В окружении моих фрейлин он не позволит себе ничего лишнего, ведь именно там он и будет выбирать себе новую королеву.

Наши дни.

Тайрин все еще продолжала рыдать на моем плече, а я уже прокручивала в голове все возможные варианты. Дело совсем не в том, что Скарпер вселилась в другое тело или живет простой жизнью, все хуже — это первый опыт с данным зельем и подруга должна находиться под наблюдением Эрнеста и Альфонсо на тот случай, если что-то пойдет не так. И теперь моя задача во чтобы оно ни стало отыскать ее. От Тайрин мало толка: ее стихия — пакости.

— Тэн, может, обряд провести?

— Что? Но это ведь опасно. В прошлый раз все закончилось катастрофой в Помпеях.

— В этот раз мы будем осторожнее, — пообещала я, чувствуя, как возрастает во мне уверенность. — Пошли ко мне.

— Ладно… — вздохнула она и поднялась. Уже через пятнадцать минут мы были на месте. Ничего сложного делать нам не пришлось — мы расставили по кругу свечи и на каждую из них нанесли немного своей крови.

— Вот и все, — прошептала я, радуясь, что все обошлось – игры с кровью бессмертных редко оканчивались хорошо. — Осталось лишь дождаться полуночи и Скарпер сама отзовется.

— Я могу остаться? — неуверенно покосилась на меня Тайрин.

— Конечно, но только с одним условием — ни слова о мужчинах.

— Хорошо, — кивнула она.

Время до полуночи пролетело незаметно — мы с Тайрин ударились в воспоминания об общих проделках, которых было немало. Наверное поэтому дверной звонок оказался для нас двоих полной неожиданностью.

— А вот и Скарпер, — прокомментировала Тайрин, глядя на часы.- Ровно полночь.

Я спрыгнула с дивана и отворила дверь.

— Черт!

— Эрин? — позвала Тайрин, но я не ответила. — Да что происходит? — Она вышла в коридор, но тут же замерла, увидев вошедшего.

На пороге стоял Мэтт.