Бездна разума. Пролог

Джефф. Часть 2
19.06.2015
Случай на Рождество
19.06.2015

Автор — я (Arreat).«Одинокий двухэтажный дом посреди сибирского леса… Что может быть лучше?» — подумал я, снова смотря на живописные снимки своего нового жилья.

Мысль о переезде настигла меня не так давно, после развода. Мы прожили с моей женой Дашей 6 лет. Любовью это назвать трудно: скорее извечная борьба двух несовместимых людей, сравнимая с выживанием ради нашей дочки Кати. Впрочем, до беременности моей жены эти отношения казались другими. Тогда она была другая: светлые волосы, милое личико, радостно улыбающееся при виде меня. Я был просто ослеплён любовью, подкрепляемой словами о вечном счастье, совместной жизни, о нашей совместимости. Так же она уверяла, что просто обожает имя Дмитрий, как, собственно, меня и зовут. Всё изменилось после рождения дочери. Да, во время беременности женщина меняется, и я это терпел, но появление Кати на свет ничего не изменило. Многократные ссоры, скандалы… Если бы не дочь, я бы не стал это терпеть.

Катька… Она была очень задорной, непоседливой, но доброй и понимающей девочкой. Никаких слёз и капризов, если нет денег на покупку очередной сладости. Никогда не осознавал, насколько ужасно потерять своего ребёнка… До того дня.

Был обычный будний день. Лето шло в самом разгаре: на небе лишь пара маленьких облачков. Чтобы не сидеть дома (да и избежать зарождения очередного конфликта), я решил прогуляться с Катькой. Мы вышли во двор, она потянула меня сразу к детскому городку, который в этот раз пустовал. Я с радостью наблюдал за ней, вспоминая себя в детстве, с той радостью, которую может испытывать родитель за своё дитя.

Мысль быстро покинула меня, когда я не обнаружил в городке Катьку. Быстро обежав площадку, надеясь увидеть её где-нибудь под горкой, где она любит прятаться, я стал внимательно оглядываться по сторонам. По спине шёл пот. В мыслях я терзал себя за такую безответственность, но больше я уделял внимания поиску дочки. Услышав крик о помощи, я повернул голову на звук. В пятидесяти метрах стояла женщина, склонившись к земле и кричала. За мгновение я добежал туда, посмотрел на землю, увидел открытый люк и… Там, внизу, бурлил кипяток, а в нём без движений была Катька… Узнал я её только по сиреневому платью, что подарила бабушка на четвёртый день рождения.

Похоронили Катьку в закрытом гробу. В тот же день мы с Дашей расстались. По её словам, она не может терпеть присутствие человека, убившего её дочь. С тех пор мне часто снятся кошмары. Порой проснувшись ночью я плачу. Я всеми мыслями хочу вернуться в тот день, остановить её, понять, зачем же она выбежала за пределы площадки. Я отдал бы всё, лишь бы моя дочь жила, и как мне больно от осознания безысходности и от мук своей вины.

Городская жизнь стала солью для моей раны. Каждый раз я вспоминал тот день, видя обычный двор, детскую площадку в нём, детей. Единственным выходом я счёл уединение, жизнь где-нибудь за городом, подальше от людей, от города. К счастью, отец моего давнего приятеля продавал свой дом в лесу. Человек он преклонного возраста, боялся, что в случае чего — умирать придётся одному, без надежды на помощь. Как он говорил: «Кто поедет по старой дороге спасать умирающего старика?»

— Почти доехали, приятель, — сказал водитель такси, вернув меня из мира воспоминаний. Я облегчённо вздохнул: наконец-то закончилась вся эта суматоха с переездом и перевозом вещей в такую даль. Достав из багажника сумку с последними вещами, я расплатился с водителем и направился к дому.

Дом, надо сказать, оказался лучше, чем я думал. Как ни странно, выполнен он, скорее, в стиле американских домов. В связи с сильным желанием скорей оставить свою прежнюю жизнь, я не обратил внимание на его площадь, но он был, мягко говоря, немаленьким. Электричеством дом обделён не был, но вот чтобы не замёрзнуть холодными вечерами, появлялась необходимость топить камин. К счастью, у дома был небольшой сарай, полностью набитый сосновыми поленьями.

Немного постояв на веранде и полюбовавшись окружающим меня видом таёжного леса, я зашёл внутрь. Первый этаж имел довольно странное строение. Напротив входной двери, в трёх метрах, в стене была ниша, заполненная одним лишь старым комодом и камином рядом с ним. Налево по коридору была гостиная, наполненная старинной утварью, которую любезно оставил мне бывший хозяин дома. Справа же был небольшой проход с двумя дверями: одна выводила на другую часть веранды, другая вела в небольшую комнатку со шкафом для верхней одежды и старыми коробками.

Напротив входа, правее того самого комода, располагалась лестница на второй этаж. Верхняя часть дома представляла собой П-образный коридор. Я решил оставить осмотр дома на потом, и прошёл сразу в спальню. Спальня была довольно скромной. Я достал свой ноутбук, расположил его на письменном столе и подключил к питанию для подзарядки. Окно выходило на заднюю часть дома. Застелив кровать своим постельным бельём, я решил прилечь.

Меня снова настигла мысль о своём прошлом: а может и правда, я в некотором роде убил свою дочь? Увлечённый своими мыслями, я заснул крепким сном. Мне снилась Катька. Её достали спасатели совсем поздно. Её вид… сваренная заживо. В тот момент меня парализовало: я не мог сказать ни слова, лишь слёзы лились с моих глаз. Даша, выбежавшая до приезда спасателей, впала в истерику, проклинала меня, колотила изо всех сил, а я стоял… будто вся жизнь ушла из под ног.

Я проснулся в холодном поту, когда уже стемнело. Часы показывали 21:17. Я обнаружил, что даже не переоделся — спал, в чём приехал. Переодевшись в домашнюю чистую одежду из своей сумки, я решил сходить на кухню, подкрепиться чем-нибудь. Как ни странно, кухня располагалась на втором этаже, налево по коридору от лестницы (моя комната была направо). Кухня была довольно скромная: газовая плита, небольшой стол с накрытыми столовыми приборами, 3 шкафчика, висящих над печкой и 2 крепких дубовых стула. Я решил не заморачиваться с роскошным ужином. Включил газ, поставил железный чайник, и принялся делать простые бутерброды с колбасой и сыром, привезёнными сюда мною ранее. Перекусив, я решил дойти до конца левой части второго этажа. Выйдя из кухни и пройдя пару метров, я свернул направо. Как ни странно, никаких дверей здесь не было, лишь в конце лежала груда старых коробок. В этот момент я на мгновение услышал скрип из-за стены, но он был очень непродолжительным, и я решил, что мне показалось.

Я собрался было пойти вниз, посмотреть телевизор в гостиной, как заметил небольшой люк в потолке, прямо над теми коробками. Лестницы, к сожалению не было, но достаточное количество старого хлама позволили мне залезть наверх. Чердак.

Освещение было скудное, идущее из открытого люка. Здесь громоздились те же коробки, старые пожелтевшие газеты, фотографии, книги: всего хватало навалом. Я трепетно относился к вещам, позволяющим рассказать о прошлых событиях, и решил навести тут порядок и поподробнее изучить все газеты. Пока что мне мешала нехватка освещения, да и фонарик с собой я не взял, но мне приглянулся компакт-диск, лежащий на одной из коробок. Что он мог тут делать, если у прошлого хозяина даже не было компьютера? Представлял диск из себя обычную болванку, довольно грязную. Протерев рукавом пыль, я смог прочитать надпись: «abyss of mind», что в переводе означало «бездна разума».

Любопытство захлестнуло меня. Я быстро спустился вниз. Позже вернусь, уже с фонариком. Хотелось как можно скорее изучить содержимое этого диска, но сперва я зашёл в ванную комнату, находящуюся рядом с моей спальней. Водопровода в доме не было, но был установлен новый резервуар с водой с функцией подогрева. В случае закончившихся резервов можно было натаскать воды либо из колодца, неподалёку от дома, либо из горного ручья. Обмакнув лежащую возле раковины тряпку в воде, я аккуратно протёр диск, после чего умылся сам. Ещё каких-либо надписей на нём не было, но самое удивительное — он даже не был поцарапан. Я протёр диск полотенцем, зашёл в спальню, открыл ноутбук, дождался загрузки, положил диск в дисковод и аккуратно его просунул внутрь.

Первые 5 секунд ничего не происходило. Решив, что диск испорчен, я уже собирался его вытащить, как ноутбук принялся читать содержимое диска. Тихий гул издавался уже в течении 30 секунд, но так ничего и не появилось. Я взглянул на время — 22:32. Мне показалось, что экран ноутбука моргнул. Спустя пару секунд гул прекратился — видимо, ноутбук так и не смог распознать диск. «Не велика потеря!» — подумал я.

Тут до меня дошло — я же забыл затопить камин, ночью могу замёрзнуть. Достав из своей сумки шахтёрский фонарик, надевающийся на голову, я вышел из дома и направился к сараю. С трудом поставив здоровый пенёк на основание, взяв топор, лежавший в сарае, и одно полено, я принялся за рубку. Хоть на дворе стоял конец лета, но было достаточно тепло. Разрубив последний брусок, я облокотился на топор и начал стирать пот со лба.

— Чёрт, как же я вымотался, — произнёс я вслух, переводя дыхание.

В этот момент я испытал некое странное чувство. Думаю, каждому хоть раз казалось, что за вами кто-то наблюдает. Неудивительно — в радиусе десяти километров ни души, да ещё и ночь на дворе. Осмотрев лес вокруг себя, я решил взглянуть на дом, ведь я даже не успел его оглядеть снаружи. На первом этаже были 3 окна, через которые просачивался невыключенный свет из гостиной. Увидев одно-единственное окно на втором этаже, я обомлел: «Там же не было комнат!» Разглядеть что-либо внутри было невозможно — там была кромешная тьма и висела плотная штора. Память о том, что, проходя на чердак, я слышал из-за стены скрип, напугала меня: «Что же мог там спрятать бывший владелец дома?»

— Займусь этим завтра, — сказал я себе, взяв охапку дров в две руки и направившись к веранде.

Камин представлял из себя углубление в стене, огороженный низкой металлической решёткой. На полу возле него, как и полагается, лежал железный пласт против пожара. Сам же камин мог топить весь дом — железная дымоходная труба, по словам бывшего хозяина дома, нагревалась неплохо и отдавала много тепла.

— Не бойтесь, Дмитрий. Можете не беспокоиться, и оставлять растопленный камин на ночь. Угля больше не осталось, но до зимы, думаю, Вы успеете его купить, — сказал мне бывший хозяин дома при первом осмотре. Как невежливо было с моей стороны даже не спросить его имени.

Убедившись в том, что поленья должным образом разгорелись, я наконец-то решил лечь спать. Ноутбук к тому времени перешёл в спящий режим, так что я не стал его закрывать. Несмотря на дневной сон я быстро отрубился — рубка дров, похоже, выжала из меня все силы.