Вечные спутницы. Глава 5

Танцевальная студия
19.06.2015
Чары. Часть 3
19.06.2015

[hide]Источник[/hide]1522 год нашей эры. Лондон.

— Леди Анна, не могли бы вы остаться? — попросила королева Катерина, когда мы с остальными фрейлинами покидали ее комнату.

— Да, ваше величество. — Сделала я книксен. Девушки одарили меня ревнивыми взглядами — каждая из них мать с отцом продадут ради статуса любимицы Ее Величества. Я же здесь без году неделя — ровно день. Фрейлины покинули комнату, и мы остались наедине. Вот только не с королевой, а с Тайрин.

— Ну здравствуй, Берд. — Облик Катерины стек с ее лица и мне открылась истинная Тайрин. Круглолицая, с красивыми шоколадными волосами и кошачьими зелеными глазами. Губы подруги всегда были капризно искривлены. — Может и ты скинешь личину? Ах да, ты же теперь не можешь.

Я улыбнулась в ответ. На Тайрин мне было сложно обижаться — среди нас троих она была самой младшей и каждый раз, когда девушка распускала язык, я повторяла про себя, что это пройдет с возрастом. В конце концов, я здесь самая старшая и не мне бояться ее. Жаль, что Скарпер все время в разъездах в поисках ключа к еще большей власти, а иначе мы вдвоем приструнили бы засранку.

— Может хватит? Что ты хочешь?
— Ты не поняла. Это что ты хочешь?
— Развлечься. — Я пожала плечами. — Ты ведь так называешь ухлестывание за чужими мужьями?
— Ты хочешь Генриха? — рассмеялась Тэн, не веря своим ушам. — Ты с ума сошла.
— Отнюдь. Почему бы и нет? У нас с тобой одинаковый вкус, так почему бы не довериться твоему выбору?
— Ты не посмеешь! — завизжала девчонка, теряя остатки королевского достоинства.
— Почему же?
— Я… Я велю тебя казнить!
— А Генрих заступится, — фыркнула я, вспоминая признания, что король шептал вчера ночью. Надо было его раньше попросить сделать меня фрейлиной.
— Я сделаю это негласно.
— И что ты сделаешь? Оставленное кушание мне безвредно. Велишь заколоть — я немного поистекаю кровью и милостью божьей выживу. У тебя нет сил убить меня, Тайрин. Я просчитала все. А вот я могу. Помнишь кантареллу?

Тайрин побледнела и мелко затряслась.

— Верно, яд Борджа. Даже для тебя он страшен. За две недели, пока он будет силен в тебе, твое тело распухнет и почернеет, и тебя, как папу Александра шестого, лопатами забьют в гроб и сделают это как можно скорее, чтобы королевство не успело провонять твоим трупным смрадом. А так как ты королева, на твою могилу поставят огромный мраморный обелиск, да такой тяжелый, что ты никогда не сможешь выбраться из своей могилы и проведешь в ней всю вечность.

Королеву била нервная дрожь.

— Все верно, я не шучу, — кивнула я.
— Ты так любила Чезаре? — шепотом пробормотала она.
— Я любила Александра. Так, как не любила никого иного. Когда ты его убила, я решила, что это ты сделала, потакая желанию владеть им ни смотря ни на что. Случай с Чезаре убедил меня, что твой цели иные — разрушить мою жизнь. А я тебе этого не позволю. Если ты хочешь войны, ты ее получишь. — Я сделала книксен. — С вашего позволения, Ваше Величество.

Я бегом вышла из комнаты королевы и облегченно вздохнула. Вот так-то, Тайрин. Мы тоже не лыком шиты.

Наши дни.

— Решила заскочить в гости? — Я бросила сумку на тумбочку и скинула туфли.
— Надеюсь, я не должна отвечать на риторические вопросы?
— Ты выберешь молчание? — удивилась я. — Ты же не умеешь молчать.
— Все меняется. — Сощурила она глаза.
— Бехеровку? Или ты ее уже не пьешь?
— Пью, — кивнула она. Я вытащила из бара бутылку и разлила бальзам по бокалам.
— За нас, — произнесла она тост и мы выпили, наслаждаясь тишиной.
— Что ты хочешь? — спросила я, когда Тэн оставила бокал в сторону. — Ты же не просто так.
— Оставь Мэтта, — тихо попросила она, вгоняя меня в ступор. Надо же! Ни криков, ни угроз. Я промолчала и, вновь наполнив свой бокал, выпила. — Я знаю, что вряд ли могу просить тебя об этом после всего, что было между нами, но я все же здесь. Я люблю его, Берд, люблю настолько сильно, что даже имя свое забываю, грезя о Мэтте. Я знаю, что тебе он тоже нравится, но вряд ли твои чувства можно сравнить с моими.
— Ты как всегда все уже решила, — усмехнулась я. – Нет, Тайрин. Я и так слишком часто подстраивала свою жизнь под тебя.
— Я думала, у нас перемирие.
— А я когда-то думала, что мое благополучие для тебя важно. Я ошиблась.
— Значит, все как всегда? — Она поднялась с дивана и ненавидяще уставилась на меня.
— Ты прекрасно все поняла, — кивнула я.
— Значит война, — кивнула Тайрин и швырнула бокал на пол. И прежде чем он успел разлететься тысячами осколков, Тайрин выскочила из комнаты сквозь открытое окно.

1555 год нашей эры. Испания.

«Это же надо было так глупо нарваться», — думала я, сидя в камере. Мне повезло — наскоро наведенных пятен оспы хватило, чтобы мне, словно королеве, дали отдельную, пусть и совсем маленькую, камеру. Что-то уж слишком часто я в последнее время сижу в заключении. У меня еще голова как следует не зажила после учиненной Генрихом надо мной казнью, а тут уже перспектива сгореть заживо на костре. Черт подери! Делай, называется, людям добро! Решила помочь старику залечить раны, а меня в колдовстве обвинили и сюда притащили! Низкие, необразованные люди! Иногда мысль о том, что очень скоро их всех не станет, а я продолжу свою жизнь, как ни в чем ни бывало, была весьма приятна.

И ведь не убежать! После смерти Александра я с трудом могу отвести от себя взгляд одного человека, что уж говорить о нескольких? Я обреченно вздохнула и улеглась на свалявшуюся в углу солому. Страшно как-то снова гореть. Уж лучше обезглавливание!

— Берд!

Я вскочила с соломы. Неужели я от страха с ума схожу?

— Эй, птичка, иди сюда!

Я напрягла зрение и заметила в углу камеры нечеткие контуры человеческого тела.

— Ой, ну с тобой и проблем, — вздохнула Скарпер и на секунду сняла с себя заклятие.
— Ты что тут делаешь?
— Не видно? Пришла тебя поддержать. Из нас троих я последняя горела.
— Точно, Жанна, — фыркнула я. — Откуда узнала, что я здесь?
— Зелье предвидения, — отмахнулась она.
— Так вот чем вы занимаетесь! — поняла я. Уже не первый век Скарпер с двумя братьями алхимиками, Альфонсо и Эрнестом, которым она каким-то образом умудрялась продлевать жизни, занималась созданием зелий. Признаться честно, нам с Тайрин этого было не понять.
— Кстати, я тут кое-что новенькое протестировала, думаю, тебе это зелье тоже понравится, но о том позже, а пока мне надо идти. Кстати, передавай Тэн привет.
— Скар? — Но ее уже и след пропал. Чудо мое! Я хотела было уже снова устроиться на соломе, но дверь в темницу открылась и в нее вошли двое солдат, несущих на себе девушку, находящуюся в бессознательном состоянии.
— Куда ее? — спросил один у напарника.
— К одиночке. Все равно их обеих сожгут утром, так что если заразится, ничего не произойдет. — Они распахнули дверь в мою камеру и свалили в нее тело девушки.

Стоило солдатам покинуть темницу, я подскочила к ней. Молодая ведь совсем! За что ее?

— Эй! — Я похлопала ее по щеке. — Эй!

Девушка открыла глаза и я отскочила от нее, согнувшись пополам от смеха. Умирать, так в компании!

— Зелье-блокиратор, — медленно пробормотала Тайрин, потирая лоб. — Увижу Скарпер, убью!

Наши дни.

— Фарш, осторожнее! — попросила я забредшего в гости котяру. — Тут везде стекло.
Кот одарил меня далеким от восторга взглядом. Вот ведь зараза.
– Фарш, шел бы ты отсюда. Мне опять от миссис Лих взбучка будет.

Словно в подтверждение моих слов в дверь кто-то позвонил.

— Ну вот. — Я отложила в сторону веник и вышла в коридор, оправляя на себе сарафан. — Миссис Лих, я… Мэтт?!
— Прости, что я так поздно. И что я вернулся… Боже! Какой же я дурак! — Он покачал головой и смущенно улыбнулся.
— Может пройдешь? — улыбнулась я в ответ, распахивая перед ним дверь.