Абасы. Часть 2

Кошмар перед рождеством
19.06.2015
Смертоносные часы
19.06.2015

Ваш покорный слуга. «…вышел на крыльцо, опустевшего дома, почему-то мне стало в нем жутко находиться одному».Воспоминания отца Романа П.

В тот день, рано утром, у меня зазвонил телефон. Звонил мой друг и однокашник по школе и университету, Артем В. Он рассказал, сбивчиво и путаясь, непонятную историю о каких-то странных звуках и видениях. Я успокоил его, как смог и пообещал, что вечером к нему заеду.

После вечерней службы позвонил Артему, он, оказывается, только закончил работать, и напомнил ему, что у нас сегодня встреча. Не знаю почему, но у меня сложилось мнение, что он как будто не сразу вспомнил о нашем утреннем разговоре.

По дороге к Артему, заехал в цветочный магазин и купил цветы для Елены Петровны, так звали маму Артема. Она любила чайные розы темного оттенка. Артема не было, во всяком случае, несмотря на его звонки, никто не открыл мне дверь. Однако долго ждать не пришлось, не успел я дочитать девяностый псалом, как подъехала машина, из нее вышел мой старый друг Артем и, достав пакеты, направился ко мне. Поздоровавшись и благословив Артема, я помог ему с пакетами и пропустил его вперед, чтобы он открыл дверь. Артем прошел вперед и тут же я услышал грохот падения пакетов. Заскочив в дом, я увидел лежащую у самого порога Елену Петровну и Артема, который тряс ее и приговаривал: «Мама, мама, очнись…» Вызвав «скорую» и на всякий случай милицию, я поспешил успокоить друга, но он был безутешен.

Оперативно приехавшая «скорая» констатировала смерть матери Артема, приехавшие вслед за медиками участковый и его помощница, взяли показания у Артема и у меня.

Когда все уехали, я уложил Артема спать, а сам решил остаться у него на ночь, чтобы завтра утром помочь ему с приготовлениями к похоронам. Позвонив жене и объяснив ситуацию, постелил себе на диване в зале, где обычно ложился спать, когда, будучи школьником, оставался у Артема ночевать, а случалось это не раз. Приготовив постель, я достал из требного чемоданчика молитвослов и погрузился в молитву. Закончив молиться, я разделся, погасил свет и лег спать. Однако мне не спалось. Мысли, которые во время чтения молитв, казалось бы, утихомирились, вновь нахлынули на меня. Перед глазами продолжала стоять сцена смерти Елены Петровны.

Большие напольные часы пробили час ночи. Внезапно послышался шорох, скребущиеся звуки доносились откуда-то из-за дивана, там, где у стены стояли сервант и книжный шкаф. Решив, что это мыши, я пошевелился, в надежде, что скрип пружин дивана спугнет грызунов, но все было напрасно. Звуки продолжались, и не собирались прекращаться. Больше того, как мне показалось, они стали как будто бы ближе. Внезапно я вспомнил, что так и не поговорил с Артемом на тему, которая заставила меня сегодня приехать к нему домой. А ведь он что-то говорил про эти звуки, я попытался вспомнить, что именно говорил Артем о звуках, но никак не мог. Пока я пытался вспомнить, что говорил мне Артем, звуки прекратились. Поняв, что скоро заснуть не удастся, я решил подняться и посмотреть, спит ли Артем.

Подойдя к двери спальни Артема, я увидел, что дверь в комнату приоткрыта, но я был точно уверен, что дверь я за собой закрыл. Больше того, я не слышал, чтобы кто-то ходил по дому. Осторожно подойдя к двери, я заглянул в щель дверного проема и увидел, что у кровати Артема кто-то стоит. Я не смог разобрать кто, в комнате было темно, но что кто-то там был, — уверен на все сто процентов. Решив действовать внезапно, я резко открыл дверь и включил свет, но в комнате никого не оказалось. Ни Артема, ни того, кто стоял у кровати. Постель была смята, но друга нигде не было видно. Окно в комнате было закрыто. Я прошел на кухню и выглянул в окно, машина была на месте. Быстро осмотрев дом, я позвонил в милицию и вышел на крыльцо опустевшего дома. Почему-то мне стало в нем жутко находиться одному. Милиция приехала на удивление быстро, но помочь мне ничем не смогла, только констатировала факт исчезновения Артема. Родных у Елены Петровны и Артема не было, поэтому я, на правах старого друга семьи, взял на себя заботы по дому и организации похорон Елены Петровны.

После девятого дня я отключил холодильник, часть продуктов забрал себе, часть раздал соседям. Закрыл все шторы на окнах, позвонил в газовую службу и попросил временно отключить газоснабжение. Прикрыл вентили на батареях отопления. Накрыл чехлами мебель и в таком виде оставил дом.

С тех пор прошло три года, изредка я заезжаю и проверяю, все ли в порядке — все всегда в порядке. Артема так и не нашли, у милиции было несколько версий по поводу его исчезновения, но ни одна из них не выдерживала критики. Я по-прежнему молюсь об упокоении рабы Божией Елены и о здравии раба Божьего Артемия, надеясь, что когда-нибудь он появится у меня на пороге живой и здоровый…

Огонь в печке гудел, пламя жадно лизало поленья, нагревая кирпичи и таким образом отапливая дом. Семен сидел у открытой дверцы печки и курил. Сегодня утром он снова нашел шарик у себя под дверями. Он, конечно, сразу унес его туда, где он должен был лежать, но он знал, что это ненадолго. Скоро ему снова потребуется пища, а это значит, что надо снова звонить в туристическую компанию и предлагать свои услуги в качестве проводника для сплава по реке…