Старинное зеркало. Часть 1

Кошмар перед рождеством
19.06.2015
Смертоносные часы
19.06.2015

Автор — я.
Источник — фантазия.— Какую рухлядь на этот раз притащил?
Оля, как всегда, была не в духе. Конечно, жить со мной было нелегко, а с кучей антиквариата, к которой каждую неделю прибавлялось что-то новое, и того хуже. К тому же, все эти шкафы, шкатулки, вазы и тому подобные вещи надо было ежедневно протирать, а Оля не очень любила заниматься уборкой.

Я поставил на стол небольшую коробку и повернулся к своей жене:

— Сколько раз тебе говорить, никакая это не рухлядь, это достаточно ценная вещь. И, к тому же, ты даже не знаешь что это. Если ты устала следить за всем антиквариатом, так и скажи.

Но она не желала признаваться и только молча продолжала оттирать старинный комод с позолоченными ручками, который я приобрел в прошлом году. Я же, собственно, ни к кому не обращаясь, принялся описывать свое очередное приобретение:

— Это зеркало. Кажется, оно сделано в девятнадцатом веке, но это не имеет значения. Человек, у которого я купил его, сказал, что оно принадлежало какой-то ведьме и действительно ведет в потусторонний мир. Но, ты же знаешь, я в это не верю. Давай-ка ты тоже на него посмотришь.

Я стал распаковывать зеркало. Да, это было самое настоящее произведение искусства — медные завитушки по краям так и сверкали в свете настольной лампы, каждая из них была вырезана так тонко и искусно, что казалось, будто и впрямь его создали с помощью колдовства. Но на Олю это великолепие не произвело ни малейшего впечатления. Она лишь мельком взглянула на него и, взмахнув тряпкой, перешла на табурет, изготовленный из красного дерева:

— Ничего необычного. Обычное зеркало. Знаешь, Толь, — Она взглянула на меня. — Знаешь, может быть, ты, наконец, купишь что-нибудь, кроме этого самого… ну анти…

— Антиквариата?

— Да. Все время забываю это слово. Так купишь? Ну, например, стиральную машину. А то живем, как в деревне. Да мне еще и этот… антиквариат твой протирать. Ничего не успеваю.

— Возможно. Пока что, видишь, не могу. Денег не хватает. Через месяц, глядишь, и купим тебе стиральную машину.

— Через месяц. Так и помереть можно, через месяц-то, — проворчала Оля и бросила уже грязную тряпку в таз.

Я лишь вздохнул. Ей никогда не понять моего влечения к антиквариату, никогда не понять всей красоты и мудрости этих древних, запыленных вещей. Клянусь, если бы они умели разговаривать, каждый предмет в этой комнате мог бы мне рассказать столько, сколько не узнал бы ни один человек на свете за всю свою жизнь. Но… Оля же женщина — а женщина никогда не поймет мужчину, так же как и мужчина женщину.

— Что ж, уже поздно. Думаю, я не буду ужинать. Слишком устал. Да еще и к другу надо зайти…

Тут мне показалось, будто из зеркала на меня кто-то посмотрел желто-оранжевым глазом и тихонько засмеялся. Но я решил не придавать этому значения и направился к спальне.